Размер шрифта:
Цвета:
Закрыть
Барнаульская
городская Дума
официальный сайт

Барнаульская городская Дума

официальный сайт
Версия для печати

Дмитрий Абалымов: «Если мы влюбились в свое произведение, то дальше эволюции не будет»

23.05.2018

IMG_6981.jpg

Дмитрий Абалымов, депутат Барнаульской городской Думы по одномандатному избирательному округу №11, генеральный директор АМЗ «Газэнергомаш», председатель Алтайского кластера энергомашиностроения и энергоэффективных технологий (АЛТЭК). Женат, воспитывает дочь.

Сегодня Дмитрий Владимирович рассказал о важности работы в команде единомышленников, спирали непрерывного совершенства, эффективности региональных кластеров и своем видении алтайских точек роста.

– Дмитрий Владимирович, вы связанны непосредственно с энергомашиностроением, причем сразу в двух проектах: директор «Газэнергомаша» и председатель АЛТЭКа. Расскажите подробнее о своей работе.
– Если точнее, то сейчас я двигаюсь по двум векторам: профессиональная деятельность, как инженер и руководитель производственного предприятия «Газэнергомаш», так и занимаюсь общественной работой: по линии партии и на посту председателя Алтайского кластера энергомашиностроения и энергоэффективных технологий. Я в эту отрасль пришел в конце обучения в нашем техническом университете, еще даже диплом тогда не получил, просто по желанию. Так что, с начала двухтысячных, не изменяю энергоустановкам и барнаульским традициям машиностроения (улыбается).

– Знаю, что установки вашего завода использовались при строительстве недавно открытого Крымского моста. Почему вы об этом нигде не упоминали?
– Во-первых, я командный игрок, умею и могу работать один, но не люблю. Во-вторых, мы не совершили какой-то прорыв в энергомашиностроении, у нас не такая уж наукоемкая продукция, несложное химическое производство, мы просто на совесть выполнили свою работу. А говорить о своей продукции на каждом шагу – это все «от лукавого».

– А какие проблемы в энергомашиностроительной отрасли?
– Мы небольшое предприятие, поэтому связаны с крупными заводами, к тому же мы не производим довольно сложный технический продукт, а в доступной логистике уступаем центральной части России, также и по затратам. Сейчас дает о себе знать демографический кризис 90-х годов, недостаток притока молодых специалистов, конечно же, заметен. Также сказывается и мода в нулевых годах на юридическую и экономическую специальности, отсюда недостаток людей с техническим образованием. Были времена, когда, допустим, на кафедре технического университета «Двигателей внутреннего сгорания» было всего две девушки в потоке, хотя это обычная, нормальная специальность, подходящая любому полу: и сильному, и слабому.

– То есть место для девушек в этой сфере найдется?
– Только на девушках и держимся (смеется). Не считаю, что нужно разделять гуманитарный и технический склад ума, а тем более, делить профессии на «чисто мужские» и «чисто женские». Во-первых, женщины внимательнее мужчин подходят к работе, а во-вторых, порой даже эффективнее справляются с задачами. К примеру, у меня на предприятии большую часть персонала составляет женский пол и каждый сотрудник – квалифицированный кадр. 

– Как выпускник технического университета (АлтГТУ) считаете на сколько у нас, в Барнауле, развит именно технический профиль образования?
– У нас высокое качество образования, плюс, у нас сильная заводская школа, где развито наставничество. Приведу в пример свою группу – СХМ-61, все из нас успешно реализовались в технической сфере. Мы так ни разу и не встретились всем выпуском, может быть отчасти потому, что со многими сталкиваемся в работе буквально ежедневно. 

– Алтай называют «Аграрным краем», а вы придерживаетесь этой позиции?
– Не люблю, когда говорят: «Аграрный край», он, вообще-то, Аграрно-промышленный край. И считаю, что каждый должен заниматься своим делом, мы не должны на даче выращивать тонну картофеля и приезжать в город для того, чтобы его продать. Этим всем должны заниматься сельские районы. Наш город – научный и промышленный, по крайней мере, должен быть таким. Мы должны учить детей, родители которых работают на полях, чтобы эти дети возвращались в районы и внедряли новые технологии, подходы; мы должны производить орудия производства, осуществлять услуги для наших аграриев. Убежден, что Барнаул – промышленный город. 
Десять лет назад наш край поставил на развитие кластерной политики и этот проект полностью оправдал себя. В 2008 году у нас появился биофармацевтический кластер, затем кластер аграрного машиностроения, энергомашиностроения и энергоэффективных технологий, четвертым развили полимерный композитный кластер, последним появился промышленный химический кластер. Кластер аграрного машиностроения развивается стремительно, если вы посмотрите на компанию «Veles», то узнаете, что они уже несколько лет успешно поставляют технику в несколько европейских стран. И это отлично. Мы так и должны развиваться, исходя из собственных потенциальных точек роста. 

– Вы затронули тему кластеров, а в чем суть АЛТЭКа?
– Это профессиональное сообщество, созданное в 2011 году и реорганизованное в конце 2016 года, которое видит свой путь в двух векторах развития: энергомашиностроительный, сконцентрированный на выпуске энергетических агрегатов вспомогательного оборудования и энерготехнический, ориентированный на конечных потребителей электроэнергии через внедрение энергосберегающих технологий. Главная же цель нашего кластера в том, чтобы наши, алтайские, предприятия выходили из регионального на федеральный уровень. Только в прошлом году мы провели десятки мероприятий, участвовали в различных профессиональных выставках, организовали несколько региональных и федеральных бизнес-миссий. АЛТЭК – это некое связующее звено между властью и бизнесменами. 

– А преимущество региональных бизнес-миссий в чем?
– В рамках бизнес-миссий участники кластера посещают региональные предприятия, где изучают технологический и производственный процессы. Из первых уст узнают о проблемах, инновационных проектах и перспективах развития. Именно так налаживаются деловые связи. Зачастую технологический процесс – закрытое производство, на которое сложно попасть. Мы же, при поддержке региональных властей, предоставляем возможность микропредприятиям заявить о себе, рассказать о своей продукции, наладить контакт. Ведь многие говорят, что на предприятие сложно попасть и сложно конкурировать с крупными поставщиками, а мы этот первый барьер убираем, а дальше уже зависит от их конкурентного преимущества. Кроме того, у нас и много других «вкусностей»: круглые столы и семинары, помощь в поиске оптимальной программы развития предприятия, помогаем и с участием в грантовых конкурсах.

– Дмитрий Владимирович, есть ли у Барнаула инвестиционная и партнерская привлекательность?
– На Сочинском форуме (прим. февральский Российский инвестиционный форум-2018) премьер-министр России Дмитрий Медведев призвал каждый регион находить реальные точки роста. Поэтому, повторюсь, нам нужно искать собственные, подчеркну, реальные точки роста. У нас есть природный фактор – поле – это и есть наша точка роста; вытекающие из аграрного края сельхозмашиностроение и энергомашиностроение – еще две точки роста и так дальше. Многие говорят, что Алтайский край – это транспортный тупик, так как основная магистраль проходит через Новосибирск, но, если посмотреть с другой стороны, мы – не тупик, мы стоим на магистралях, которые ведут в Таджикистан, Узбекистан, Монголию, а через последнюю можно попасть и в Китай. Все эти страны были и остаются нашими партнерами. К примеру, в Монголии, в Цаган-Нуре, есть свободная экономическая зона, но там нет ни одного постоянного резидента, то есть вот она – свободная ниша или точка, в которой есть потенциал.
Еще одна точка роста в нашем образовании, почему бы не стать второй Сорбонной и развить наши научные и образовательные традиции. Сейчас у нас появились и ТОРы (прим. Территории опережающего социально-экономического развития) в Заринске и Новоалтайске, нужно также использовать этот потенциал. Я вижу такие точки роста есть, кто-то считает иначе, в любом случае – вопрос следует детально обсуждать. 

– Вас знают и по критическому восприятию мира, вы сами не раз говорили, что ко всему следует относиться с долей скепсиса и критично. Это принципиальная позиция?
– В нашем «Политехе» меня на это «заточили». И это помогает разобраться в мире. Смотрите, если вы что-то сделали и влюбились в это, то все, никогда ничего лучше не сделаете. Уместная критика необходима и многие за это на меня обижаются, даже могут и воспринимать не очень хорошо, считая порой и агрессивным. Я, проучившись в летной школе, знаю дисциплину и знаю, что такое регламентное мероприятие, но моя позиция – диалог должен быть, а для полноценного восприятия необходимо знать полярные позиции. Кроме того, держать шашку наголо, доказывая всем свою правоту, которая, кстати, бывает весьма относительная, я тоже не стану. Нужно всегда прислушиваться к другим, есть люди, которые знают больше меня, потому что они уже сталкивались с какой-то определенной задачей, нашли выход разрешить ситуацию, а ведь опыт, который ты получил самостоятельно – самый лучший для постоянного совершенствования.

– Своего ребенка и ее произведения (прим. дочь Дмитрия Абалымова пишет стихи) критикуете?
– Горжусь дочерью и да, иногда критикую, но чаще хвалю. У нее замечательные стихи и они все мне нравятся. К тому же, я понимаю, что она на волне и уже есть серьезные взрослые успехи на этом поприще – стихотворения расходятся, правда пока без ссылки на ее авторство, но главное, что есть публика, есть отзывы и есть публикации в альманахах. Повторюсь, я считаю, что развитие должно быть постоянно, если мы оставим все так, как есть, просто потому что это нам нравится, то никакой эволюции не будет. Я ей объясняю: когда мы что-то сделали, мы должны посмотреть на свой результат критически, учесть свои ошибки и сделать что-то лучшее. В этом и есть мое понимание спирали непрерывного совершенства. Поэтому, я просто предлагаю дочери смотреть на мир и проблемы в нем с различных сторон и на основании этого принимать взвешенные решения.

– Ваше предприятие находится в Ленинском районе, вы здесь проживаете, да и «ленинцы» знают о вас, как о человеке, к которому всегда можно обратиться за помощью. Так, перед 8 марта вы решили проблему пожилых супруговпомогли установить пандус в подъезде, позже помогли творческому коллективу, одним из первых откликнулись на помощь пострадавшим от первой волны паводка на Алтае, перед Днем Победы вы сами организовали акцию по раздаче георгиевской ленточки, а для ветеранов подготовили дополнительные подарки – просто так, потому что посчитали нужным. По наитию и зову сердца решили стать народным избранником или рассматриваете этот пост как очередной проект?
– Потому что активист-общественник (смеется), не могу сидеть без дела и помимо основного места работы нужна еще дополнительная нагрузка. Я как переехал из родного Алейска, так и живу в Ленинском районе, он стал для меня родным, поэтому считаю, что и благие дела должны находить свое отражение сначала здесь. Меня не особо интересует статус, я и «корочки» депутата с собой ношу редко, в партию пришел исключительно из-за идеи, которая мне близка, а депутатство для меня – представительство и налаживание конструктивного диалога. Пошел – потому что интересно стараться применять свои знания, опыт и работоспособность, в том числе и найти единомышленников. Я люблю работать там, где мне интересно и с людьми, которые хотят изменить этот мир в лучшую сторону.

– В чем видите цель представительной власти?
– Отстаивать мнение тех людей, которые меня избрали, а это – 27 тысяч человек. Задача – не оторваться от жителей, понимать, вникать и разрешать проблемы, где-то они могут быть и мелкими, вы их уже назвали: поставить пандус, провести мероприятие, а где-то есть и проблемы серьезнее, которым не один год: асфальт, благоустройство территории и тут уже нужно постепенно, а главное комплексно, подходить к решению проблемы. 

– Весь день на основном месте работы, попутно исполняете и обязанности в одном из региональных кластеров, плюс дополнительно, пришедшая к вам в сентябре, депутатская «нагрузка». Когда все-таки появляется свободное время, чем занимаетесь?
– Имеете ввиду хобби? Нет, наверное, в общепринятом смысле у меня его нет. Моя трудовая и общественная деятельности – моя жизнь и хобби одновременно. Все ведь тесно связано и переплетено, так что момент, когда хобби становится частью жизнью, как например и стало с моей общественной активностью, я даже не замечаю.  
Люблю готовить, предпочитая несложные блюда, я сейчас не про названия блюд, а про многосоставность, но все же если находится свободная минутка, то я стараюсь провести это время с дочерью.

Наверх