Размер шрифта:
Цвета:
Закрыть
Специальная версия Барнаульская
городская Дума
Обратиться в Думу

Евгений Носенко: «Санкции – драйвер для всех нас»

28.06.2018

IMG_1180.jpg

Евгений Носенко, депутат Барнаульской городской Думы по одномандатному избирательному округу №18, директор компании «ЭлитУпаковка». Женат, воспитывает сыновей.

Сегодня Евгений Николаевич рассказал об опыте создания предприятия по изготовлению пластиковой упаковки, индустриальном туризме, целях партийного проекта «Городская среда», неформальном общении в соцсетях и мужской традиции отдыха с сыновьями.

– Евгений Николаевич, во время учебы на юридическом факультете АлтГУ вы работали управляющим в кафе неподалеку. Желание начать работать в студенчестве появилось потому что хотелось независимости или рассматривали эту работу как некую юридическую практику?
– В определенном смысле, независимым я стал гораздо раньше, после окончания 9-го класса, когда поступил по конкурсу в лицей №124 (прим. лицей известен физико-математическим уклоном) и… остался жить в Барнауле один. Родители приезжали из Казахстана раз в полтора-два месяца (прим. Евгений Носенко родился в городе Павлодар, республика Казахстан). Жил, скажем прямо, небогато, по вечерам и в выходные дни разгружал вагоны, подрабатывал в магазинах, работал охранником. А уже в студенчестве устроился на работу в одно из популярных кафе и постепенно стал в нем управляющим. Да, конечно, в кафе происходили определенные процессы, которые дополнительно мне принесли и судебную практику, приходилось разбираться с налогами, другими экономическими и юридическими вопросами – все это очень ценный опыт.

– Знаю, что ввиду работы в кафе вы обратили внимание на популярность ярких пластиковых ложек. Отсюда и развили идею своего завода? 
– Да, к тому времени вся семья уже прочно обосновалась в Барнауле, переехали родители и сестра, так что всей семьей еще тогда, в нулевых, поняли: надо заниматься импортозамещением (смеется). Ведь зачем нам покупать товар где-то далеко за пределами страны, если мы в состоянии произвести его у нас? Связались с головным предприятием в Москве, идею производства розовых ложечек одобрили. Так и пошло, сначала семейное дело, можно даже сказать «кустарное», как в советское время говорили: «лужу, паяю, ЭВМ починяю» (улыбается). Действовали методом проб и ошибок в самых скромных условиях, где вся семья – наладчики, литейщики, менеджеры, бухгалтеры и юристы. 

– Сложно ли начать свое дело с нуля в Западной Сибири. Как вы отлаживали производство, ведь вряд ли технологии были разработаны, тем более нужны специальное оборудование, люди?
– Пробовали на протяжении двух лет и только с 11 раза получился достойный продукт. К 2005 году сформировался коллектив в 10-11 человек, мы постепенно расширили линейку продукции. В 2013 году приняли решение становиться чем-то большим, чем небольшой «семейный бизнес», не сидеть в неприспособленном арендованном помещении.  Подключили кредитные ресурсы, заехали в собственное приспособленное помещение (прим. предприятие находится на территории химического кластера города Барнаула), приобрели станки из Европы и стали нормальным по европейским меркам предприятием, численностью более 100 сотрудников. Постепенно расширили географию от Калининграда до Петропавловска-Камчатского, вышли на рынки республик Беларусь и Казахстан. 
Сейчас мы разрабатываем и изготавливаем индивидуально декорированную упаковку под каждого конкретного производителя. Среди элементов декорирования – тиснение, перфорация и прочее. Важно понимать, что нашу упаковку приобретают либо лидеры в своих отраслях (например, пищевые производства), либо те, кто хочет быть не хуже лидера, отсюда и требования к продукции – высокотехнологичная европейского уровня. К примеру, некоторые линейки пластиковых изделий мы выводим на рынок в течение 2-3 лет: сначала разрабатываем проект, выбираем пилотный регион, далее масштабируем. Нам интересно то, что технологически сложно и чего еще нет на нашем отечественном рынке. В общем, помимо финансового, должен быть и технологический интерес (улыбается).

– На вашем заводе активно используются роботы-манипуляторы. Вы сами выбираете производителя и такие высокотехнологичные машины, долго ли пришлось в этом разбираться?
– В технологическом плане самое трудное – оснастка, а мне приходится быть главным специалистом по технологиям: разбираться во всех машинах, нюансах оборудования и технологического процесса. Очень люблю ездить в другие страны, что называется «заниматься индустриальным туризмом», посещать отраслевые заводы.

– Не каждому позволят заняться «индустриальным туризмом»: коммерческая тайна, этика и прочее. Как вам удается посещать многие заводы, скрытые не то, что от посторонних, но где-то даже и от глаз собственных сотрудников?
– Договариваемся с нашими партнерами, сразу обозначаю, что: а) я буду задавать много вопросов, ходить таким «почемучкой», б) буду фотографировать, снимать и записывать. Не скрою, все новшества на предприятии подсмотрены у лучших, топовых заводов и адаптированы под наши условия. Каждый момент мы детально рассчитываем и просчитываем, порой от шикарных «штучек» приходится отказываться, ведь инвестиционный период может длится несколько лет, и цена ошибки «на старте» может быть очень велика.

– На каком самом «закрытом» заводе удалось подсмотреть что-то интересное и реализовать у себя?
– Самые закрытые на мой взгляд – японцы. Мы ходили на заводы, словно шпионы, все гаджеты у нас забрали на входе. Японское качество доведено до уровня религии, поэтому там интересно учиться техпроцессу, системе качества и управления. Один из интересных заводов – JSW в специальном квартале Хиросимы, куда и добраться трудно, а узнать хоть что-то почти невозможно. Люблю российскую промышленность. К самым технологичным предприятиям в Барнауле можно отнести заводы: «Ротор», «Геофизика», «РТИ», «АЗПИ».

– Ваш коллега, бизнесмен Дмитрий Абалымов рассказывал о своем видении алтайских точек роста. Вы в чем видите потенциал как Алтая в целом, так и Барнаула в частности?
– Два слова: глубокая переработка. Все должно быть просто и понятно. Так вышло, что и сырьевая (промышленное производство), и сбытовая база находятся далеко. Особые сибирские погодные условия, кадровый дефицит профильных специалистов. Поэтому мы должны не только выращивать пшеницу, изготавливать условные макароны, но и производить пленку, печатать полиграфию. На выходе мы должны получать готовый продукт, собранный от и до у нас, тогда вся добавленная стоимость будет оставаться на Алтае.
Вторая часть для роста у нас уже есть – это производство сельскохозяйственной техники, преимущественно навесного оборудования для обработки почвы. Думаю, в скором времени алтайские производители потеснят многих российских и иностранных коллег по всем направлениям.
Кроме сельскохозяйственной техники и «традиционных» «АЗПИ» и «Ротор», у нас уже есть положительный опыт, реализуемый далеко за пределами Алтая и России. Яркий пример: барнаульские фотосепараторы «СиСорт» поставляются в 26 стран.

– Какие идеи для стартапа вы можете посоветовать начинающим бизнесменам?
–Убежден, на каждом этапе развития общества есть «окно возможностей», отсюда и потребность в заполнении ниш спроса. К примеру, раньше это были джинсы, продукты питание, затем бытовая техника, сейчас на глобальном уровне мы видим спрос на нанотехнологии, биткоины. Кстати, не думаю, что у нас бы получилось второй раз создать производство упаковки.
Увидели тренд, идущий в гору по всему миру, в России, чувствуете, что в ближайшие три-пять лет спрос будет? Тогда пробуйте! Копировать или повторять полностью не получится, необходимо приспосабливать к нашим российским условиям. Сейчас «рынок выбирателя», проблема «что купить» не стоит, всего предостаточно с избытком, важнее – выбрать. Конечно же, я не про все отрасли говорю, всегда есть особенности и свои правила, кроме того, очень важно адекватно оценивать собственные ресурсы. 

– Евгений Николаевич, на прошлых праймериз (прим. апрель 2017 года) вы заявили, что введенные санкции ваш завод только развили. Потому что появилась потребность в импортозамещении? 
– Санкции – это драйвер для всех нас. Импортозамещение помогло многим отечественным компаниям. Если раньше многие покупатели шли по простому пути – купить за рубежом, а на внутренних российских производителей не обращали внимания, то теперь все понимают – российское качество ничуть не хуже, а в пересчете валютных курсов российские поставщики гораздо привлекательнее, как результат – наша продукция стала более конкурентоспособной.

– Известно, что вы начали помогать людям еще задолго до депутатской стези. Почему?
– Когда у людей есть что-то вроде «культурных скреп», когда базовые потребности в жилье, еде и прочем закрыты, тогда и появляется желание созидать. Да, может и громкие слова, но у кого-то появляются хобби, у кого-то тяга к творчеству, у меня – потребность поучаствовать в жизни своей страны, края, города, двора. 
Начал с небольшой адресной помощи друзьям, затем развил систему поощрений на предприятии. У нас нет чего-то нового, мы используем проверенную временем практику: помогаем собрать детей к учебному году, лучших работников по итогам года поощряем путевками в санатории, если имеется необходимость, то выдаем материальную помощь, беспроцентный заем. Да, последнее для бизнеса не самая целесообразная идея (смеется), но своим работникам нужно помогать. 
А дома все началось благодаря нашему активному управдому Сергею Козыреву. Вместе и забор ремонтировали, и двери ставили, и песок привозили для деток, даже городской конкурс по благоустройству в одной из номинаций выиграли. Дальше уже захотелось делать что-то большее, представлять интересы жителей, помогать людям. Всегда подчеркиваю, что хочу не просто помогать, а помогать именно инициативам людей. Люди сами должны пытаться что-либо сделать, быть целеустремленными. 

– Избиратели доверяют вам решение одних из самых сложных и многоэтапных вопросов коммунального и дорожного хозяйств. Районная администрация знает вас как человека, скрупулезно разбирающегося в проблемах жителей. Вы бизнесмен и юрист, но не коммунальщик. Сложно ли было поначалу вникать в такие серьезные проблемы?
– 16 лет решения вопросов во всех аспектах производственной деятельности – от строительства зданий и асфальтирования территории завода, до вникания в тонкости технологических процессов на предприятии – наносят свой отпечаток. Но для меня важнее разобраться в платежах ЖКХ, бюджетных правилах (прим. Евгений Носенко входит в думский комитет по бюджету, налогам и финансам). На частном предприятии можно проявлять гибкость при изменении инвестиционных статей, в бюджетных же правилах выходить за пределы статей нельзя. К тому же все часто меняется, одному сложно разобраться в финансировании дома, обилии всяких программ по ремонту, спланировать все расходы по дому. Нужно постоянно обновлять свой багаж знаний и умений, а мне это интересно.

– В год пилотного проекта «Формирование комфортной городской среды» вы сначала курировали свой округ в Центральном районе, затем помогали и всем «центральщикам» в реализации этого проекта. Сейчас фракция «Единой России» в БГД доверила вам курировать целый город. Расскажите подробнее об участии депутатов в нем.
– Все часто забывают, что «Формирование комфортной городской среды» проходит в рамках федерального партийного проекта, рассчитанного на пять лет. Все мы понимаем свою ресурсность и загруженность, отсюда и идея разделения кураторства по районам. Хочется вникнуть в каждый дом и максимально помочь горожанам, но если я один в 2018 году буду контролировать все 65 дворов в Барнауле, то это популизм, эффективности ноль. Поэтому мы разделили зоны ответственности между депутатами по 5-ти районам города и «сшиваем» информацию, все процессы на каждом этапе, с максимальным вовлечением жителей, чтобы все было выполнено качественно, по плану и с минимальными шероховатостями. Нам важно, чтобы подрядчики и городские службы слышали горожан, учитывали их пожелания, критику и вели конструктивный диалог.

– Вы активно пользуетесь социальной сетью «Фейсбук», по большей части и для общения с избирателями. Кроме того, к вам, чаще других, поступают вопросы, вы активно вклиниваетесь в сетку комментариев. Не страшно ли, вдруг придется оперативно излагать факты, а они могут быть неточными, но на скриншоте у пользователей останутся. К тому же некоторые анонимы могут специально выводить из себя, задавать провокационные вопросы?
– Общение в соцсетях для меня – этап образования, своеобразный «университет жизни». Мне интересно и важно научиться общению с разными группами людей от ярых критиков, которые будут подвергать сомнению каждый символ в сообщении, до людей, которым действительно важно уточнить какой-либо момент. Безусловно, иногда некомфортно вступать в переписку, выражать свою позицию, ведь страницу за меня никто другой не ведет. Воспринимаю такое общение как блиц, где нужно оперативно дать максимально емкий, точный, выверенный ответ.

– По рабочим делам вы часто бываете и в Белоруссии, и в уже упомянутом Казахстане, посещаете и многие города России. Есть ли такое место у нашей краевой столицы, которое безоговорочно лидирует в вашем рейтинге?
– Барнаул для меня – по-настоящему родной город, здесь произошло формирование личности и характера. Для меня столица Алтая состоит из двух частей – родной, центральной части и нового, промышленного, «быстрого» города. Ближе и понятнее мне, конечно же, центр, район новостроек больше похож на Екатеринбург или Новосибирск, он ни лучше ни хуже, он просто другой. Самая любимая часть – проспект Ленина от Молодежной до Чкалова, импонируют мне все эти дворики.  

– Вы занятой отец. Когда удается найти свободное время, как его проводите?
– Важно не просто количество часов, проведенных с ребенком, а их качество. Гаджеты – «болячка» не только моих детей, но и практически целого поколения юных россиян. Младшему ребенку «выдаем» по часам; нет телефона в руках – сразу интерес появляется: «лего», велосипеды, игры в мяч. Вообще, приобщаю сыновей к чисто мужским хобби: охота, рыбалка, путешествие по горам. Сам люблю ездить на машине куда-нибудь в горы Алтая, Монголию, бывает по 14-16 часов в день в постоянном движении.

Наверх